четверг, 22 июня 2006 г.

Штуттгарт - бетонная столица

Когда солнце жарит нас рекордными температурами этого лета - 38,7°С, когда весь нормальный народ прячется в климатизированных помещениях или движет тело к воде, чем занимаюсь я? Я еду по делам в Штутгарт. Мне надо! Мне важно! Хотя в действительности меня там ни кто не ждёт, я просто сопровождаю моего сына у которого там важный термин. Мой сын, что бы не появиться перед собеседником в пропотевшей одежде, берёт с собой свежую рубашку и брюки, ложит их в сумку вместе с холодильными аккумуляторами. Я беру с собой литр замороженной воды, прастиковую карточку и всё. За коие годы у меня будет аж 3 часа свободного времени, которые я собираюсь посвятить только себе.

Сегодня обо всём можно уже писать в прошедшем времени, ибо всё было вчера.

Вывалившись из климатизированного вагона поезда в Штуттгарте мы шарахнулись - на нас пыхнул жаром большой город. Большой он конечно же относительно – это столица земли Баден-Вирттемберг с населением в я думаю так под 600 тыс человек. Но запах метро, массы людей и жара - это всё атрибуты именно большого города. Внешне Штуттгарт ужасен – старина была разрушена последней войной, восстановлена одновременно с постройкой массы бетоннo-стеклянных уродцев второй половины уже ушедшего века.

Церковь, фасад

Когда я слышала название «Штуттгарт» мне всегда казалось, что это название связано со словом «кобыла», на немецком Stute (штутэ) – кобыла, гарт напоминало мне часть слова Garde (гАрдэ, т.е. гвардия, построение военных), увидев этот город извне, не спешашим взглядом, мне привидилась такая себе замороченная судьбою и жарой бетонная кляча, а военных и близко не наблюдалось. Поискала в интернете информацию о названии - так и оказалось. Герцог Лиопольф фон Швабен, как повествует легенда с 950 года заложил в уединённом месте долины ручья Незенбах небольшое пастбище с конюшней ("Stuotgarten" – конный сад на швабском диалекте). Как последствие, на месте возникло небольшое поселение, которое позже, несколько веков, находилось в тени Каннского государства и важнейших римских властителей в районе среднего течения реки Некар. Маркграфы фон Баден, западные конкуренты Вирттембергских графов и поздних герцогов, вознесли это поселение в статус города в 13 веке. С 14 веке город расстроился стал столицей графства Вирттемберг.


Иду по Кёнигштрассе – это довольная длиная пешеходная часть центра, напичканая бутиками, ресторанами, банками и огромными универмагами – задыхаюсь, захожу в какой-то обувный – поостыть в климатизированном помещении. Беру лениво в руку какие-то сандали – 70 евро – надо купить, а то когда я ещё собирусь подумать о себе. Ищу глазами сосуд с одноразовыми носками для примерки, подбегает продавщица: «Эти босоножки уже уценены на 40%. Вы не хотите стакан воды или сока?» - «Хочу сока со льдом, спасибо». Цвет у этих сандалей светло-розовый, правда на столько светлый, что почти переходит в бежевый, я cкептически смотрю – буду ходить в них как Miss Piggi. Натягиваю на ногу - подходит. Продавщица не закрывает рот, учтиво обращаясь ко мне и паралелльно кликая в кассе-компе: «Вы знаете, это предпоследняя пара, 5 последних пар мы можем уценить до 35 евро“. Я ей говорю, что я вот допью сок и они будут уже стоить 25 евро, спорим? Она улыбается – за 15 возьмёте? Я улыбаюсь в ответ – я бы и за 70 взяла. Плачу 15 – выхожу, опять жара как в печке.

Потом мне весь этот шопинг надоедает, иду на Дворцовую площадь, там возле фонтана, где должна быть травка и клубмы – работают тракторы, пыль столбом. Массы народа движуться мне на встречу, в основном азиаты, темнокожие и светлокожие англоговорящие, немецкой речи почти не слышно, разве что какие-то мегафонные рекламные вопли. В голову с ухмылкой приходит мысль: «Es soll Naziland sein…“(Это должно быть страна нацистов…). Делаю запланированные дела и опять в поисках красоты и удовлетворения – к старому замку, в церкви, в тень парка. Утешение и хорошую лёгкую еду нахожу в тени рыночной площади (Markplatz), где в эти дни расположен Гамбургский перевозной рыбный рынок (Hamburger Fischmakrt). В двух шагах от этого места крытый рынок в здании с разрисованным фасадом, читаю табличку художника - радуюсь как ребёнок, я о нём знаю, я живу на улице с его именем, он был не только художником, но и государственным деятелем. Сам рынок внутри – это источник запахов и вкусов, какой-то гибрид мюнхенского Виктуалиен рынка и киевской Бессарабки. На душе досада – я ничего не могу из этих всех пёстрых и вкусных вещей взять с собой – на улице под 40°C, дома я буду только через 4 часа, даже полкило абрикос могут стать опасными в моей экскурсии по городу.

С сыном встретились опять, координируя действия и движения по мобилке. Он, уже никого не стеснясь, освободился от брюк, галстука и рубашки под памятником Шиллеру, напялил на себя шорты и майку и говорит, что он уже ничего не хочет, ни музея Мерцедеса-Бэнца, ни ольдтаймеров, ни исторических галерей, ни зоопарка – "Maм, в другой раз, ок?"

Комментариев нет:

Отправить комментарий