пʼятниця, 1 квітня 2011 р.

Лена

Мы знались и учились на одной параллели в школе, вместе ездили на олимпиады. Лена пришла к нам в 9-й класс, т.к. после 8-го многие  ушли учится в училища и техникумы и ихний класс расформировали. Мы сразу сдружились, это была уже другая дружба, не детская, какая-то стартовая в новую жизнь с университетами и женихами.  Старшие классы - это были 2 замечательных года.  Выпускные экзамены, платья, подсчёты баллов, планы, мечты, иллюзии... Потом жизнь нас разбросала, хотя мы обе учились в Киеве, но за 5,5 лет встречались лишь пару раз. Я упоминала о ней в моём блоге, когда описывала как провела 26 апреля 1986 года (Чернобыльская катастрофа - воспоминания 20 лет спустя), когда взорвался Чернобыль. 27-го у Лены был день рождения. До 27 апреля 2011 года она не дожила - рак поджелудочной. Я была у неё в гостях полтора года назад. После операции и химотерапии было столько надежд, анализы были обнадёживающими. Мы говорили о будущем, о свадьбе её дочери, о бизнесе...
 
Не судьба.

Она после нашей встречи ещё раз позвонила на следующй вечер, очень эмоционально и спокойно говорила, я не выдержала тогда всех эмоций, сократила разговор. Я тоже человек, все те волны, которые накатываются на меня в Украине я дозирую - научилась. Но она мне больше никогда не написала. Ещё 3 недели назад, когда обсуждались японские события, я была где-то в глубине уверенна, что радиация для нашего поколения не такое страшное явление, как его раздувают в медиях, что худшие последствия будут в будущем. Сейчас я думаю по другому... Мне очень больно. Я начинала этот пост неделю назад, включала доступ только для меня и не могла его дописать. Ленкин муж врач, он сделал всё возможное и невозможное, ухаживал за нею до последней минуты, был готов приехать ко мне в Германию за медикаментами, я наводила справки у нас в центральной аптеке. Безвыходность-то совсем не в недостатке медикаментов, медикаментов было достаточно... В школе он был её первой любовью, она пёрла на него столько трухи, которую я воспринимала на прямую, не догадываясь, что это её методика не делить его с другими. У меня к нему была неприязнь, я желала ей романтики, страсти отношений, а не того что она мне о нём рассказывала. Я только с годами поняла, что у них была замечательная семья, двое деток, крутились, бурлили, главное жили. Извини меня, Серёжа, и мои соболезнования. Мне больно.

Немає коментарів:

Дописати коментар